Общественные организации как агенты влияния Запада и США

Рейтинг статьи

Статья старая, но тем кто её не читал, полезно будет почитать. Описан тот факт, что почти все общественные организации России финансируются из-за рубежа и являются агентами влияния США, Запада и Израиля. На Украине и Белоруссии творится то же самое. 

Мы — агенты влияния Запада!

Так, не стесняясь, называют себя в России сотрудники фондов, живущих на деньги Европы и США

Джордж Сорос

Джордж Сорос

Сегодня Госдума в первый раз сядет за обсуждение идеи Путина о создании в России Общественной палаты. Это новшество уже жутко возбудило российских правозащитников. «Президент хочет использовать нас в своих целях! А гражданское общество не может быть подконтрольным», — подняли шум они. Но никто не крикнул, что наше гражданское общество уже давно контролируется западными фондами, которые вбухивают в Россию колоссальные деньги.

Зачем?

С этим единственным вопросом корреспондент «КП» и отправилась смотреть, как живут и чем дышат люди, которым Европа и США платят за строительство в России истинной «неподконтрольной» гражданской демократии.

Сколько у нас спонсоров?

Наведя справки, я ужаснулась. Благодетелей оказалось так много, что становилось удивительно — почему же в России до сих пор не настало всеобщее благоденствие. Ведь кроме набившего оскомину фонда Сороса свои деньги в Россию вбухивают такие пафосные организации, как Фонд «За гражданское общество», Фонд общественного благосостояния, «Созидание», «Новые перспективы»… В конце концов надо было делать выбор, и я пошла в американский «Фонд гражданских свобод»…

А что, звучит красиво.

Престижный московский район у Патриарших прудов. Современное здание, охрана, евроремонт, сверкающие зеркала…

По оценкам риэлторов, аренда одного квадратного метра стоит здесь от $600 до $1,5 тыс. в год. Директор московского представительства Фонда Александр ПОДРАБИНЕК на богатея, правда, не тянул. Но в целом… стильный костюм цвета мокрого асфальта, на компьютере — последние новости с Украины.

— Ну и чем вы занимаетесь? — спросила я.

— Распределяем гранты среди организаций, целью которых является сопротивление системе государственного подавления гражданских свобод.

«Лихо», — подумала я.

— Так вы, значит, сопротивляетесь государству?

— Мы даем деньги на митинги и уличные шествия, — широко улыбнулся г-н Подрабинек. — Недавно провели демонстрацию на Пушкинской площади. Отмечали годовщину войны в Чечне. Собрались три тысячи человек.

— Дорогое, наверное, предприятие?

Г-н Подрабинек покрутился в кресле, посмотрел в потолок, посчитал в уме и ответил:

— Вообще-то недорого, несколько тысяч долларов.

«Выходит, если так дешево вывести в Москве три тысячи человек, — прикинула я, — то и оранжевый митинг на Красной площади, как на Крещатике, устроить не проблема…»

Березовский отвалил $3 млн.

Сам г-н Подрабинек на человека, способного собственноручно швырять пачки баксов, был все-таки не очень похож. И я спросила:

— Откуда ж деньги?

— Нас финансирует Березовский, — буднично ответил г-н Подрабинек и затянул очередную сигарету.

Я осторожно уточнила:

— И много ли потратился на митинги Березовский?

— За предыдущие три года выделил 3 миллиона долларов, — небрежно ответил представитель БАБа и тут же перешел к вопросу, который, чувствовалось, был для него наболевшим:

— В России устанавливается авторитарный режим. А общество индифферентно.

— Народ ленится бунтовать на морозе?

— К сожалению, нашему обществу важнее материальное благополучие, чем тема гражданских свобод, — с неизбывной грустью констатировал Подрабинек.

Может быть в тему:  Даблспик или как привести стадо к согласию?

А Путина — сменить

В этот момент в кабинет вошел один из помощников и принес последние сводки с украинских фронтов.

— Отслеживаете ситуацию? — спросила я.

— Конечно. Мы ведь тоже заинтересованы, чтобы там победила демократия, — ответил мой собеседник и раскрыл «страшную» тайну:

— Путин — человек старой авторитарной системы. Он реставрирует советский порядок. И логично было бы его сменить. А для этого надо расшевелить общество.

— Путин, кстати, тоже хочет расшевелить общество. Вот задумал Общественную палату, — парировала я.

Мой визави прямо взвился:

— Власть делает это в своих целях!

— Наверное, хочет, чтобы общество было единым?

— Общество не должно быть единым. Власть не должна быть сильной, — плакатно возразил г-н Подрабинек. — Зачем общество должно быть единым? Не дай Бог.

Много ли дает Америка?

Я поняла, что спорить бесполезно, и переключилась на США.

— А разве, скажем, американская власть не стремится быть сильной?

— В Америке есть общественные институты, которые противостоят власти. Они защищают права человека, животных, экологию…

— Замечательно! Но зачем Америка финансирует это на Украине, в России?

— Им выгодно, чтобы было больше демократических стран, с которыми они могли говорить на понятном им языке, — нашелся г-н Подрабинек и неожиданно рассказал, как работает схема поступления американских денег. — Американское правительство не основной донор. Основной — частные фонды и агентство USAID, контролируемое конгрессом США. Конгресс выделяет агентству деньги, а оно уже финансирует другие фонды. Это трехступенчатая система. Причем они дают деньги не только России, но и Азии, Африке, странам с неустойчивой демократией. Тратят очень большие деньги. Десятки, сотни миллионов долларов…

— Внедряют в наше сознание свое понимание демократии? — резюмировала я.

После этого вопроса г-н Подрабинек, видимо, заподозрил во мне патриота и наставительно произнес:

— Послушайте, нашим патриотам и вчерашним чекистам везде мерещится враг. Они во всех своих бедах винят кого-то со стороны. А какой враг может быть лучше, если он такой заметный и успешный, как США?

— Но разве наши фонды, получая деньги от США, не зависят от спонсора?

— Они не так уж зависимы, — не сдавался г-н Подрабинек. Но, помолчав, добавил:

— Вообще, конечно, если позиция фонда не совпадает с позицией грантополучателя, денег могут и не дать…

Кто ж у нас денег не берет?

«Не у всех же общественников в России столь коварные мысли?» — не верила я и позвонила одной из самых известных правозащитниц — председателю Московской хельсинкской группы Людмиле АЛЕКСЕЕВОЙ. Она пригласила меня домой. Дом оказался в центре Арбата.

Я решила не юлить и спросила эту умудренную женщину прямо в лоб:

— Ну так что, подрываете устои государства?

Г-жа Алексеева не смутилась и гордо ответила:

— Я не занимаюсь подрывной деятельностью, я защищаю права человека!

— Но ведь вы же существуете на западные гранты? — гнула я свою линию.

— А кто у нас не существует на западные деньги? — возвысила голос Алексеева. — Наше правительство выплачивает внешний долг Западу. Значит, тоже служит его интересам. Им можно, а нам нельзя? Мы, кстати, Западу ничего не задолжали. У нас вообще ни карьеры не сделаешь, ни богатства.

Может быть в тему:  Новые законы верховной рады от 16 января, идиотизм воинствующих импотентов

— Разве? — удивилась я. — А вот про вашего директора группы ходят легенды. Одна моя знакомая так и сказала: «Когда я увидела его машину, мне захотелось записаться в правозащитники».

— Ну этот человек особенный. Бросил успешный бизнес в Иркутске, приехал в Москву строить гражданское общество…

— А почему гражданское общество надо строить на западные деньги? Не лучше ли было попросить из российского бюджета?

— Это нонсенс. Мы не можем жить на деньги государства, потому что защищаем граждан от государства. Мы должны оставаться независимыми и вынуждены искать деньги на Западе.

— В общем, Запад хочет научить нас жить и разрушить наше закостенелое сознание? — заключила я.

— Да. И я тоже, как могу, разрушаю это сознание. Если это называется быть агентом влияния Запада, можете считать, что я — агент влияния Запада.

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

По данным российских спецслужб, сегодня в в нашей стране действуют около 600 зарубежных фондов, финансирующих «институты гражданского общества». Деньги, которые через них проходят, подсчитать сложнее, но речь идет о сотнях миллионов долларов США.

«ЗА»

Валерия НОВОДВОРСКАЯ, правозащитница: Буш нам не помогает. Не то что Рейган

— В том, что западные фонды помогают нашим общественным организациям, опасности нет. Эти фонды уже сыграли роковую роль, когда надавали денег Ленину. Но сегодня на штурм Кремля денег никто не дает. Экспорт революций хорош, когда речь идет о маленькой стране без ядерного оружия. Но в России это невозможно.

Да, в конце перестройки Запад нам давал технику, компьютеры, ксероксы. Но уже в 1991 году американцы нам ничего не давали. Только в 1993 году французское посольство подарило ящик своей колбасы. Вот и вся помощь от Запада. Мое жалованье из ЦРУ тоже досталось кому-то другому. Я не получила ни цента.

Американцы предпочитают не ссориться с нынешней властью. Даже на приемы в посольство США приглашают не нас с Боровым, а лояльных Кремлю Зюганова с Рогозиным.

Создание Общественной палаты — подлая враждебная затея, попытка Кремля всех построить и подмять под себя. Правозащитников хотят купить и уничтожить. А режим Буша ведет себя при этом недостойно. Не то что Рейган, который помогал нам хотя бы словесно.

И мы вправе пенять Западу за то, что они потакают российской власти и не оказывают никакой поддержки оппозиции.

«ПРОТИВ»

МНЕНИЯ НАШИХ ЭКСПЕРТОВ

Владимир ДОБРЕНЬКОВ, профессор МГУ: Демократия против русских

— Против России идет «холодная война». Она не закончилась. Просто изменились методы ее ведения.

Американцы стремятся к переделу мира и нашим источникам сырья. Для этого и создаются фонды, которые проводят антинациональную политику. На первый взгляд их дела выглядят как гуманитарная помощь. Но содержательно они враждебны.

Беда в том, что, кроме внешних врагов, у нас появились и внутренние. С их помощью разрушаются промышленность, наука, институт семьи. Западу не нужна сильная, образованная и многонаселенная Россия. Американцы открыто говорят, что 50 млн. россиян достаточно для обслуживания нефтяной трубы.

Да, наши правозащитники за демократию, но когда нарушаются права русских в Прибалтике, они молчат.

Может быть в тему:  Кто вы мистер Путин? Агент мирового правительства или спаситель России

Сергей МАРКОВ, политолог: Эти фонды нужны для свержения власти

— Путин уже высказал озабоченность финансированием наших общественных организаций из-за рубежа. Он четко понимает, что они активно участвуют в политике и свергают власть. Это было в Сербии, в Грузии, на Украине.

Де-юре это неправительственные организации российские, а де-факто — филиалы международных сетей, ликвидировать которые нельзя. Они — часть глобального гражданского общества.

Создание Общественной палаты будет способствовать развитию общества и установлению его связи с государством. Сейчас эту нишу занимают зарубежные фонды, а это ненормально.

Однако формирование Общественной палаты надо дополнить принятием закона, который открывал бы путь для денег российского бизнеса в гражданское общество. Кроме того, нужен контроль организаций, финансируемых Западом. Чтобы экологические организации не занимались шпионажем, а борцы за свободу слова не готовили перевороты, и чтобы очередной агент влияния не объявил себя новым президентом.

Пример Киева, где демократия и спецоперация стали синонимами, очень поучительный.

ПОЛИТЛИКБЕЗ «КП»

Как выстроят палату № 3*

Согласно представленному в Госдуму законопроекту об «Общественной палате», формироваться она будет из 3 частей и в 3 этапа (см. схему). Первую треть назначает президент из числа известных деятелей культуры, науки и спорта. Что это будут за личности, неизвестно, но, возможно, в их число попадут такие знаменитости, как Никита Михалков, Ирина Роднина, Александр Калягин. А вот членам политических партий, депутатам и чиновникам путь сюда будет закрыт.

Собираться на заседания палата будет 2 раза в год. Кроме того, у нее будет свой Совет палаты.

Так чем же займется палата № 3?

Как заявил «КП» директор Института общественного проектирования Валерий Фадеев, палата наделяется широкими полномочиями:

— Во-первых, она займется контролем исполнительной власти. Члены палаты будут участвовать в работе министерств и создавать там свои общественные советы. Они смогут приглашать на заседания министров и направлять им запросы, на которые чиновники обязаны отвечать. А одна из главных задач палаты — экспертиза законопроектов. Самые важные из них, касающиеся изменений Конституции и прав граждан, будут проходить через палату в обязательном порядке.

У членов палаты не будет привилегий. Даже зарплаты. И каждые три года они будут меняться, так что засесть в палате на много лет не удастся.

* Палатой № 1 и 2 принято называть Совет Федерации и Госдуму.

ВЗГЛЯД С 6-го ЭТАЖА

Где же наш ответный ход?

Ясно как день — западные фонды в России совсем не безобидны. За здорово живешь Запад не стал бы тратить на нас свои денежки. Но если российская власть сейчас начнет рубить с плеча и, перепугавшись бунта а-ля Украина, позакрывает в России все западные фонды, это тоже будет крайность. Демократия в конце концов — соседство разных точек зрения. Именно потому Общественная палата — дело нужное и своевременное. Должно же быть хоть какое-то равновесие. Но для того чтобы мы были сильнее, этого мало. России давно пора не только внимательно посмотреть, что делают зарубежные фонды у нас, но и начать продвигать за рубеж (как минимум к нашим соседям и союзникам) свою точку зрения, культуру, идеологию. Надо создавать такие же фонды самим, разрабатывать ответные шаги и с этим «оружием» поддержать статус великой державы. Ну не штыками же?

Оставьте комментарий.